Интервью Константина Ронкина СТА СПб

СТА СПб, январь 2019

Ронкин в Интервью СТАСПБ

Стоматологическая Ассоциация Санкт-Петербурга

Представляем вашему вниманию интервью с Ронкиным Контантином Залмановичем, Председателем секции «Нейромышечной стоматологии» СтАР, DMD, LVIF, MICCMO, FIAPA, президентом Бостонского Института Эстетической Медицины (Инновационный Центр СтАР).

1. Константин Залманович, в чем принципиальное отличие стоматологической помощи в России и США?

Прежде всего уровень. Конечно, если взять ведущие частные клиники в Бостоне и в Москве, то они будут очень похожи друг на друга. Может быть в американской клинике будет большее разнообразие технологий и материалов, особенно современных. Но если взять самую среднюю клинику в Америке и в России, то тут разница будет огромная. Другим отличием, на мой взгляд, является профессиональная подготовка в университетах и в учреждениях постдипломного образования. Американский доктор по окончанию университета умеет лечить, выполнять основные стоматологические процедуры. Молодые доктора, которые только закончив университет и даже пройдя ординатуру, приходят к нам в клинику, имеют неплохую теоретическую подготовку, но руками делать мало что умеют. Многие из них самостоятельно во рту у пациента почти не работали за период обучения.

Общаясь с коллегами, я знаю, что многие понимают эту проблему, и я вижу, что проводятся различные мероприятия, чтобы улучшить образование стоматологов. Как всегда, многое упирается в средства. У стоматологов, кроме желания и требований со стороны законодательства должны быть средства, чтобы позволить себе учиться в самых лучших школах постдипломного образования.

2. Какой опыт Американской Стоматологической Ассоциации был бы полезен, с Вашей точки зрения, для России?

Я вижу, что СтАР делает очень многое, схожее с тем, что делает ADA, перенимая наиболее позитивный опыт. Мне даже кажется, что СтАР в очень многих вопросах занимает более активную позицию и добивается больших успехов, чем американская ассоциация.

3. В чем Вы видите роль профессиональной ассоциации для врачей стоматологов РФ и медицинских организаций?

Стоматология в России, как и во всем мире, развивается очень быстрыми темпами. Появляются новые материалы, технологии, оборудование. Расширяются рамки нашей профессии и профессиональные интересы врачей стоматологов. В этих условиях очень важно, чтобы специальность развивалась в правильном направлении. Важна законодательная база и профессиональные рекомендации, которые могли бы регулировать развитие специальности. Вместе с тем, излишний контроль и ограничение свободы доктора в выборе методов диагностики и лечения в значительной мере тормозят развитие стоматологии и наносят вред. В этой связи, ассоциация играет первостепенную роль.

Другой задачей СтАР должна быть защита интересов профессии и членов ассоциации, т. е. врачей. Актуальность этой задачи повышается с каждым днем, особенно в условиях растущего «потребительского экстремизма» и повышения роли страховой медицины.

4. Вас можно назвать новатором? Концепция нейромышечной стоматологии в России появилась благодаря Вашим усилиям. Что еще есть в планах?

С первого дня образования нашего института, в 1994 году, мы договорились с моим партнером, доктором Иветтой Шварцман, всегда быть на передовых позициях стоматологии. Это позволило нам быть новаторами в нашей специальности в Америке, а когда мы открыли филиал в Москве, этот подход естественным образом перенесся в Россию. Так, мы первыми начали лазерное отбеливание зубов во всей Новой Англии, одними из первых, в 1995 году внедрили компьютерные и цифровые технологии в управление стоматологическим офисом, что позволило нам уже тогда отказаться от множества бумажных документов и использовать электронные карточки пациентов.

Тогда же мы начали внедрять цифровые технологии в диагностику и лечение, используя первые внутриротовые камеры, цифровую рентгенографию и фотографию, первое поколение Cerec технологии. Инвизилайн мы стали использовать практически с первого дня его появления. И так далее, можно долго перечислять.

Но особое место в нашей практике заняла, безусловно, нейромышечная концепция. Можно сказать, что это дело жизни. И речь не идет только о России, мы развиваем эту концепцию во многих странах мира, благодаря Международному колледжу кранио-мандибулярной ортопедии (ICCMO). 

Что в будущем? Будущее уже наступило. Слоганом нашего института и конференций, которые мы проводим, является «Стоматология будущего – сегодня».

Мы следуем двум основным мировым тенденциям в развитии стоматологии: комплексный, физиологический подход и лечение человека в целом, а не отдельного симптома или заболевания. Стоматология давно вышла за рамки полости рта.

При лечении пациентов мы обращаем внимание на осанку пациента, положение краниальных костей и, особенно, на дыхательные пути. Прошло время, когда зубной врач в одиночку лечил пациентов, сегодня успех в диагностике и лечении пациентов зависит от слаженной работы команды профессионалов многих медицинских специальностей. Другим слагаемым успеха является правильная диагностика, которая опирается да объективные данные, показатели, которые можно измерить, в том числе физиологические показатели работы различных систем в организме. Лечение «на глазок» ушло в далекое прошлое.

5. Что является Вашим источником энергии?

Любовь к делу, которым ты занимаешься – это главное. Банально, но это на самом деле так. Буквально через пару дней отпуска, я уже думаю, как бы скорее попасть на работу: планов громадье, а времени осталось не так уж и много. И еще, люди, которые тебя окружают. Не важно, это те, кто тебя во всем поддерживает или явные противники твоих идей. И те и другие – неиссякаемый источник энергии. В первую очередь – это семья, дети, друзья, коллеги.

Вот недавно доктор из Новосибирска или Иркутска (не помню точно) выложил сложный клинический случай на фейсбуке с четким диагностическим процессом, планом лечения и самим лечением пациента с патологической стираемостью, ДВНЧС, головными болями, нарушением осанки. Еще 10 лет тому назад невозможно было бы увидеть лечение, которое отражало бы такой комплексный физиологический подход с учетом нормализации осанки, восстановления мышечного тонуса, устранения многих имеющихся симптомов ДВНЧС и прекрасной эстетической реконструкции зубных рядов.

Или Eagle-синдром. Раньше никто и слов таких не произносил. Когда на лекциях я задавал вопрос об этом синдроме, из 50 врачей руку никто не поднимал. А теперь публикации пестрят клиническими случаями с этим синдромом, а доктор Давид Назарян с успехом оперирует таких пациентов в большом количестве у нас в институте. Сознание того, что и ты причастен к изменениям, которые происходят сегодня в стоматологии, дает силы и энергию продолжать, не останавливаться на достигнутом. Думаю, так у всех происходит, во всяком случае у многих из моих коллег.

6. Что для вас является ключевым качеством при приеме на работу врачей–стоматологов всех специальностей в ваши клиники?

Преданность. Преданность и любовь к делу, которым доктор занимается. Это редкое теперь качество. Наверное, поэтому я ставлю его на первое место. Кстати, в пациентах я это качество также ценю больше всего. Пациент, который не бегает по клиникам в поисках экономии, а тот, который вот уже тридцать лет с нами – это «наш пациент». Безусловно, мы отвечаем тем же. Профессионализм не так важен. Желание быть профессионалом – это качество гораздо важнее. Стоматологии мы научим, было бы желание и стремление преодолеть все трудности и преграды.

7. Что является предметом особой гордости в ваших клиниках в Москве и Санкт-Петербурге?

Наши пациенты. Я много летаю. Полет длинный и часто завязывается разговор с соседом или соседкой. Как правило, вторым вопросом в этой беседе является: «Чем занимаетесь?» И раньше я говорил, что я стоматолог. После чего разговор сводился к перечислению всяких курьезных, смешных или негативных случаев про стоматологов, которые приходили на ум моему собеседнику. Или мне предлагалось заглянуть ему или ей в рот. После нескольких лет такого общения на вопрос о том, чем я занимаюсь, я отвечал, что делаю людей счастливыми. Счастливые вылеченные нами пациенты и являются особой нашей гордостью.

8. У Вас есть «рецепт», как совместить бизнесмена и врача в одном лице? В чем секрет?

Нет никакого секрета. Бизнесу нас в стоматологических университетах не обучали, психологии человеческих отношений тоже. Надо просто научиться этому. Даже если доктор не имеет своего бизнеса, ему необходимо иметь элементарные знания в технологии продаж, убеждения пациента в правильности предлагаемого плана лечения, психологии общения с коллегами и пациентами. Есть курсы, школы, программы.

Многие доктора, прошедшие нашу бизнес-программу, которую мы проводим с истинными экспертами в этом вопросе: Аленой Морговски и Андреем Кругловым, неожиданно открывают в себе способности бизнесменов и с успехом улучшают бизнес показатели в своих практиках, открывают несколько стоматологических клиник, а некоторые выходят на более высокий уровень бизнеса, управляя большими компаниями.

9. Какой девиз или афоризм, с Вашей точки зрения, наиболее точно отражает Ваше отношение к работе?

Стремление изменить этот мир к лучшему. Когда-то я стеснялся об этом говорить, как-то высокопарно звучит и многие не понимали о чем это я. Но постепенно, видя, как нейромышечная концепция и физиологический подход все больше и больше внедряется в российскую стоматологию, мы поняли, что мир стоматологии в самом деле меняется благодаря, в том числе, и нашим усилиям.

Запишитесь на консультацию
Познакомьтесь со специалистом: Константин Ронкин

Узнайте больше о лечении в БИЭМ по телефону в Москве: +7 495 988-00-96, в Санкт-Петербурге: +7 921 860-35-60

© Бостонский Институт Эстетической Медицины (неофициальный сайт)